«Люблю я ма-ка-ро-ны…»

19 сентября 2004


Увы, нельзя сказать, что «Макарони» специализируется, простите за каламбур, на макаронах. Хотя в меню видов пасты странички полторы, но, пожалуй, их выбор не сильно отличается от выбора в других итальянских заведениях. Справедливости ради надо сказать, что меню достаточно разнообразно. Поначалу я долго не знал на чем остановиться.

«Макарони» - отличное название. Услышав его, я сразу поставил это заведение в список ресторанов, которые мне необходимо посетить. Предположил, что здесь должны специализироваться на разнообразных итальянских пастах. «Макарони» представлялось мне колоритным итальянским местечком… Обтянутая целлофаном терраса, выходящая на Большую Грузинскую, этим осенним еще не очень холодным вечером пустовала – только за одним столом сидели двое: шеф-повар и какая-то девушка. В небольшом скромном, но симпатичном зале было занято только два столика. Нам предложили, хотя и на проходе у двери, наверное, один из самых уютных - в нише у окна. Интерьер заведения в высшей степени скромный. Такие траттории в Италии на каждом шагу. Меня только немного раздражал тусклый верхний свет. Это ощущение не скрашивала даже стоящая на столе свеча. Увы, нельзя сказать, что «Макарони» специализируется, простите за каламбур, на макаронах. Хотя в меню видов пасты странички полторы, но, пожалуй, их выбор не сильно отличается от выбора в других итальянских заведениях. Справедливости ради надо сказать, что меню достаточно разнообразно. Поначалу я долго не знал на чем остановиться. В конечном итоге я не стал заказывать разновидности салата из рукколы с грибами или раковыми шейками, а выбрал вителло тоннато – классическую итальянскую закуску из тонко нарезанных кусочков отварной телятины под соусом из тунца. Это блюдо не так давно меня приятно удивило здесь же, на Б.Грузинской, в соседней траттории «Да Милио». Сочетание нежной телятины со сладковато-соленым рыбным соусом из тунца, майонеза и каперсов показалось мне очень неожиданным и вкусным. Я подумал, что туда можно ходить только на одно это блюдо. (Все остальное впечатления не произвело). Что же касается «Макарони», то здесь телятина показалась более жесткой и чуть-чуть волокнистой. Соус был не настолько ярок и интересен. Кусочки пересоленных рыхлых анчоусов, по-моему, также не украсили это блюдо. Нет, пожалуй, ради этого «вителло тоннато» я в «Макарони» не вернусь. «Коктейль ди Гамберетти» (310) рублей - почти то же самое, что креветочный коктейль. Листья салата, креветки и майонез. Креветки очень крупные, но слегка водянистые и абсолютно безвкусные! Ни граммулечки соли или каких-либо специй. Очень хотелось этот салатик хоть как-то доделать, раскрасить, усовершенствовать. Тальятелли «Романтика» с креветками и белыми грибами принесли элегантно завернутыми в фольгу в виде птицы. Креветок, которые были обещаны в меню, кот наплакал. Грибы, сливочный соус с помидорами. Пожалуй, неплохо, если бы паста тальятелли (или как часто называют эту пасту в виде длинной широкой лапши – «таглиателли») была хотя бы немного посолена. По-видимому, итальянскому шефу, который уже несколько лет работает в Москве, очень приглянулась русская поговорка: «Недосол на столе – пересол на спине». Самым невыразительным блюдом мне показался крем-суп из тыквы «Крема ди Азука» за 180 рублей. Взбитые в крем сливки были, а вот тыквы я не почувствовал совсем. Практически всю порцию вернул официанту. Наиболее удачным блюдом, пожалуй, можно считать «Костолетту д` Аньелло» за 560 рублей – корейки ягненка в бруснично-малиновом соусе. Мясо было очень мягким. Кореечки практически таяли во рту. Но, несмотря на пикантный соус, вкус у блюда был какой-то квелый. Хотя было видно, что барашек - качественный, привозной. (Официант подтвердил, что из Новой Зеландии). Но оч.умелых рук шеф-повара не чувствовалось. На десерт к панакоте (220 р.) был предложен так же бруснично-малиновый соус. Причем брусника откровенно доминировала во вкусе. После аналогичного аккомпанемента к ягненку на горячее меня не покидало ощущение, что мне просто не поменяли тарелку. Да и кислинка ягод не смогла сгладить чрезмерную сладость панакоты. Шеф-повар продолжал сидеть на террасе, разговаривал с кем-то по телефону. Через какое-то время он все-таки встал, но пошел не на кухню, а к бару, где постоял с барменом и официантами, а потом прошел мимо нашего столика, попрощался и ушел домой. Может, конечно, в таком демократичном заведении шефу нечего делать на кухне – он лишь сочиняет меню и ставит работу поваров. Да и ради одного столика задерживаться на работе могут, наверное, только самые одержимые люди. Но он не поинтересовался, нравится ли нам ЕГО еда, ни разу не заглянул в тарелки (ни когда их нам приносили, ни после, когда некоторые блюда были отправлены на кухню почти нетронутыми). Он даже не выходил из зала на кухню! По крайней мере, я этого не заметил. По всей видимости, все это ему было совершенно неинтересно. И песенка эта, о любви к макаронам, не про него…