Пуазон

10 июля 2003


«Яду мне, яду…» - просил у богов прокуратор Иудеи. Ну и работенку я себе выбрал. Везде надо побывать. В том числе и в заведении под названием «Пуазон», то есть «ЯД».

Мы пришли в неурочный час – что-то около шести. В зале было совсем тоскливо – никого. Правда, когда мы уходили, ближе к девяти, прибавилось два столика. Черт возьми, ведь совсем недавно это заведение было, наряду с «Бэд-кафе» и «Мон-кафе», среди самых популярных московских заведений. Или, может, сегодня просто неудачный день? За одним из столиков практически все время, пока мы ужинали, громко разговаривали две девушки. По всей видимости, менеджер ресторана и сомелье. Обсуждали что-то очень важное - свое, девичье. Они не стеснялись нас, хотя, при желании, мы могли бы быть в курсе всех их проблем. Может, они таким образом надеялись создать ощущение заполненности заведения, чтобы мы не чувствовали себя слишком одиноко? Правда, болтать они не перестали и тогда, когда в ресторан подтянулись другие гости. Поначалу мы хотели заказать вино. Чилийское Мерло от Р.Мондави за 53 условные единицы оказалось выпито. Мы уж начали выбирать что-то подороже, но решили на всякий случай поинтересоваться у сомелье, есть ли здесь какие-нибудь приличные винные бокалы. Потому как те, что стояли на столах, приспособлены, скорее для домашнего вина или уж совсем дешевого, какое, кстати, редко бывает в модных заведениях. «Вы, наверное, прошли курсы Риделя?» - со знанием дела поинтересовалась сомелье.- «Так эти бокалы тоже хорошие. А Ридель – это индивидуально…» Я интеллигентно промолчал, потому, как спорить с ней, по-видимому, было бесполезно. Либо ей на все это совершенно наплевать, раз большинство людей пьют вино и за 50 и за 80 (да и за 1820 (!) – есть в карте «Пуазона» и такое) условных единиц, и не возникают. Мол, бокалы не те… Либо, если она знает, что такое Ридель, то ни фигушечки не понимает в своей профессии. Потому как те, кто хоть раз побывал на сравнительных дегустациях бокалов Риделя, конечно же не мог не почувствовать разницу во вкусе и аромате вина, которые появляются в правильно выбранном бокале. Нет, я не агитирую только за Ридель, хотя он, конечно, король в производстве бокалов для вина и пр. напитков. Но сегодня в Москве можно купить множество тонкостенных бокалов из стекла или прозрачного хрусталя правильной формы других производителей для бордоских или бургундских, для мерло или каберне совиньон, для шардоне или совиньон блан, рислинга и т.д. и т.п. В конце концов, в ресторане нужно иметь хотя бы ПРИЛИЧНЫЕ ТОНКОСТЕННЫЕ универсальные бокалы для красного и белого вина! И вот так постоянно! Нет бокалов, я сразу завожусь. Ну почему я должен, платя за вино 50 - 80 у.е., пить его черте из чего. Если русские щи да каша – может, для колоритного национального ресторана и можно деревянной ложкой. Или плов рукой в узбекском ресторане. Но уж если изысканный французский деликатес - дайте нормальный современный прибор. Что же касается вина, то бокал – это прежде всего инструмент, который помогает понять идею винодела и раскрыть все грани этого напитка. В конце концов, не будете же вы зубы рвать плоскогубцами! Может, все-таки о еде? Потому как от вина в «Пуазоне» мы решили все-таки отказаться – пить испанскую Чевитту за 75 у.е. (что по меркам сомелье, видимо, дешевка!) из бокалов для воды или сока, в которых вино не раскроется, глупо. Уважения своим поступком мы явно не вызвали. Салат с морскими гребешками под соусом из кумквата я хотел сразу отослать шеф-повару. Потом я подумал, что может, это как-то связано с моим настроением после разговора с сомелье и отсутствием доброжелательной атмосферы в ресторане? Гребешки были политы этим соусом со вкусом апельсина, что называется, от души, и это делало их практически не съедобными. А потом я подумал, что , скорее всего шеф-повара просто сейчас на кухне нет. Потому как сделать такой салат можно только… о, господи, и не знаю как можно сделать такой салат. Официантка подтвердила, что да, сейчас шефа нет, и вообще он меняется. После этого стало легче. Когда знаешь, что поезд несется и раскачивается не потому, что машинист пьян, а потому что его просто нет. По крайней мере, понимаешь, что делать – прыгать надо. Только это не для меня. Назвался груздем – полезай в кузовок! Яду мне, яду! На горячее была корейка ягненка обсыпанная кедровыми орешками. Опять же кореечка нормальная. Несъедобной ее не назову. Ну, пресная совсем, несколько суховатая и безвкусная. Но по сравнению с гребешками просто гастрономический шедевр! Эх, злюка ты, Серега, злюка. Чего привязался! С поварами беда, чай не знаешь? И, вообще, не ресторан это, а кафе. Так и называется: «Кафе Пуазон». Спрос меньший. Многие приходят так, потусоваться, съесть что-нибудь легкое, например, десертик. Официантка настойчиво рекомендовала чизкейк. Я же, как идиот, взял торт бейлиз. (Хорошо, что был не один, и чизкейк я все-таки попробовал). А вот бейлиз уж очень напомнил мне по вкусу торт из прошлой советской жизни. Если помните, был такой - торт подарочный с орехами. Сразу оговорюсь, не по внешнему виду (он был вполне современный), а на вкус. Сильно пропитанный корж по вкусу не очень сочетался с белым кремообразным шоколадом. И еще он был приторно-сладким. А вот чизкейк был достаточно вкусным. Не зря официантка рекомендовала настойчиво именно этот десерт. Я тоже его рекомендую. Не скрасил тоскливого ощущения от этого визита и счет. В меню цены нам показались не очень высокими - 10-12 у.е. за салат. Но оказалось, что это цены в евро. Хотя в меню мы этого не увидели. Может, это где-то и замаскировано. Получилось, что поужинать в «Пуазоне» с закуской, супом, горячим и десертом – не менее 60 долларов на человека. И это, естественно, без спиртного.